Нацбанк воздерживается от интервенций вопреки ситуации на валютном рынке

13 июля 2018 09:00 Источник:  Капитал.кз

Июнь стал восьмым месяцем подряд отсутствия интервенций Нацбанка на валютном рынке. В последний раз регулятору пришлось осуществлять крупные покупки в октябре прошлого года, когда он приобрел сразу более $300 млн, реагируя на ослабление курса тенге, происходившее не в силу действия строго фундаментальных факторов. От июньской статистики не приходилось ждать наличия вмешательства Нацбанка, поскольку происходящее на валютном рынке не могло вызывать особого беспокойства. На начало месяца средневзвешенный биржевой курс тенге составлял 330,84 тенге за доллар, на конец — 340,58. К доллару ослабевали фактически все развивающиеся и сырьевые валюты, тенге медленнее большинства из них, и не было каких-либо серьезных мотивов пытаться влиять на этот процесс. Интервенции на нетто-основе оказались нулевыми даже по итогам апреля этого года, когда в течение трех торговых дней на KASE были экстремально высокие объемы валютных торгов на фоне событий на российских рынках. Тем не менее, как оказалось, Нацбанк не вмешивался в ситуацию и тогда, или, по крайней мере, нивелировал свое вмешательство в статистике на нетто-основе. Часть аналитиков, правда, в тот момент предположили, что для поддержки тенге использовалась конвертация значительных сумм из валютных активов Нацфонда. Делать такие выводы однако крайне сложно, поскольку хотя активы Нацфонда и сократились по итогам апреля с $58,698 млрд до $58, 373 млрд, это могло быть просто результатом переоценки той части активов Нацфонда, которая инвестирована в евро и другие валюты на фоне происходившего укрепления доллара. Гарантированный трансферт из Нацфонда в бюджет в апреле составил 158 млрд тенге, что не выглядит экстремально высоким уровнем.

Июньское сокращениеВ июне этот процесс был еще более выраженным, поскольку активы Нацфонда сократились за месяц на 1,8% - до $58,111 млрд с $59,184 млрд за месяц до этого. Июнь был как раз периодом максимального увеличения силы доллара. При этом с ценами на нефть и с налоговыми поступлениями в Нацфонде, судя по отчету, опубликованному на сайте Минфина, все было в порядке. Минфин также сообщил об «инвестиционном убытке» в 785,4 млрд тенге по итогам первого квартала. Год назад уже возникала подобная ситуация, и тогда Нацбанк объяснял зафиксированные убытки также переоценкой активов согласно валютным курсам и, в частности, укреплением тенге в начале года, что влияет на статистику Минфина, также публикуемую в тенге. При этом гарантированный трансферт в бюджет составил в июне около 370 миллиардов тенге. С начала года по конец июня эта сумма — 1 триллион 437 миллиардов тенге. ЗВР Нацбанка тоже сократились в июне, однако в гораздо меньшей степени, чем активы Нацфонда — на 0,31%, с $30,721 млрд до $30,583 млрд. Активы в СКВ в ЗВР даже росли, но обесценился больше чем на 3% портфель в золоте, который прибавлял в стоимости несколько месяцев в начале года. На июльский размер ЗВР, вероятно, будет влиять довольно крупное погашение валютного свопа, произошедшее в начале месяца на сумму сразу в 300 миллиардов тенге. Объем предоставленной рынку Нацбанком тенговой ликвидности сократился с 1 триллиона 117 миллиардов тенге до 816 миллиардов. На такую же сумму в долларовом выражении должны сократиться валютные резервы Нацбанка. По данным, недавно приведенным председателем Нацбанка Данияром Акишевым, на конец мая общие международные резервы составили $89,9 млрд, увеличившись с начала года на 1% или $826 млн. По итогам июня это увеличение было съедено, поскольку суммарно ЗВР и активы Нацфонда составили $88,674 млрд. Ослабление доллара к евро и другим валютам, в которые размещаются резервы, однако, существенно может изменить эту картину.