Показать язык
Подмигнуть
XAXAXAXAXAXAXA SRAL нет на сайте
 
SRAL
Пол: мужской
Возраст: 18
Город: Санто-доминго
Страна: Доминиканская республика


На данный блог подписано 7 пользователей (+)
НАВЕРХ

Женщина в жизни гея

День рождения Хельги. В студенческом общежитии. Она точно была там. Не Хельга, нет. Другая девочка, почти ребёнок.

Прошёл год. И снова день рождения Хельги. И снова она там. Не Хельга, нет. Другая девочка, совсем уже не ребёнок…

Девочка берёт в руки гитару и поёт на непонятном мне языке… Myrskyluodon Maija... Странное дело, но отзвуки чувствую где-то в паху. И мне становится неловко. Не потому, что я стеснителен, а потому, что никогда не нравились девочки настолько, чтобы ныло внизу живота сладко и волнующе. Однако, справившись с неловкостью, чуть позднее приглашаю девочку на танец.

В танце она легка и отрешённа: будто здесь, будто нет её здесь и в помине.

Через час Хельга выгоняет всех, невзирая на недовольство приглашённых. Впрочем, уже поздно. Точнее, рано. Я провожаю девочку домой. Метро закрыто. Деньги на такси есть, но оба делаем вид, что экономим. Потому что хочется идти пешком, идти долго…

Девочка живёт в трехэтажном доме. Дом напоминает небольшой дворец. Её спальня на третьем этаже. На втором – спальня матери и отчима. В родительских окнах – приглушённый свет.

Девочка показывает окна своей спальни, целует в щёку и убегает. Через несколько минут появляется в одном из окон, а в меня летит что-то белое. Поднимаю с земли свёрток: яблоко в льняной салфетке, украшенной затейливой монограммой.

Через пару дней встречаю девочку у гимназии, на зависть подругам. Был у меня тогда потрёпанный автомобиль, гордо именовавшийся олдтаймером.

Девочка моя, моя девочка… Myrskyluodon Maija... Как она пела, скажу я вам! Гитара в её руках походила на живое существо, а пальцы, скользящие по клавишам фортепиано, извлекали звуки, погружающие то на дно Океана, то уносящие туда, откуда нет возврата: в рай, в ад, в небытие.

Она напоминала мне сирену, настоящую сирену. Иначе как объяснить то, что случилось?

А случилось вот что: через полгода я стоял перед отчимом девочки – преуспевающим австрийским бизнесменом, убеждающим жениться на его приёмной дочери, которая сегодня отмечала девятнадцатый день рождения. Тон отчима был слегка насмешлив, но не допускал возражений. Впрочем, у меня и не было мыслей о том, чтобы избавиться от ребёнка, прервав беременность моей сирены.

Мать сирены плакала в соседней комнате, причитая на непонятном языке.

Потом она вышла в гостиную, зажгла девятнадцать свечей на огромном торте и пригласила всех к столу. Мы задули свечи и, взявшись за руки, долго стояли молча.

Молчание прервал я, не придумав ничего лучшего, как снять с мизинца серебряное кольцо и надеть на палец своей невесте, ознаменовав, таким образом, помолвку.

Затем подошёл к фортепиано, нашёл ноты и начал играть: Lasse Mårtenson, всё та же Myrskyluodon Maija…

Невеста моя, промокнув выступившие слёзы, пела, как пела в первый день нашего знакомства. Странное дело, но отзвуки я чувствовал уже где-то в области сердца.

…До окончания гимназии оставалось около месяца. Беременный живот радовал нас несказанно, потому что не был заметен. И незаметен был довольно долго. Зато потом вводил в ступор, поражая размерами.

…Свадьба состоялась в начале осени, а зимой счастливые бабушки и дедушки нянчили близнецов: мальчика и девочку. А мне казалось, что это мы повторили себя в детях.

Жена знала, что мне нравятся мужчины. Она всегда это знала, с самого начала отношений, которые из дружбы переросли в нечто большое.

Трудно сказать, была ли это любовь. Но я точно знаю, что в жизни гея есть место женщине.

И если стоит ради чего-то жить, то это – дети. Не для детей жить, нет. Жить для себя, но для продолжения рода, заботясь о детях и их матери.

Она, - моя жена, - из хрупкой девочки превратилась в сильную и красивую женщину, отложившую дальнейшую учёбу до тех времён, пока дети не научатся ходить.

Я, - её муж, - не переставал учиться и работать, но отложил серьёзные увлечения мужчинами на время, пока дети росли и требовали моего ежедневного присутствия.

Сейчас им уже двенадцать лет. Время летит быстро, но мы по-прежнему молоды и полны сил. Мы – это я и моя жена. Бывшей жены не бывает, если есть дети. Бывшего мужа нет, как не бывает бывшего отца.

Я не хочу, чтобы моих детей воспитывал отчим. Мать детей не хочет для них другого папу.

Было время, когда мне казалось, что эта семейная идиллия рухнет, как рухнуло дерево у порога родительского дома моей жены в один из ураганов, что нередки в Вене. Однако корни нашего семейного счастья оказались крепки. А дальше – это дело наших рук, наших душ, наших сердец.

БФ, глядя на мать моих детей, говорит: «Алекс, если бы я пел, как она, ты бы вышел за меня замуж?»

Я, смеясь, отвечаю: «В жизни каждого гея есть место женщине, но лишь в жизни этой единственной женщины есть место детям гея – моим детям. Потому она навсегда останется моей женой».

БФ делает ей подарки: цветы, сладости, фрукты в огромных корзинах, редкостные вина, аплодисменты. Одно из своих вин он назвал её именем. Я такой чести не удостоился до сих пор.

До встречи с ней мечтал о мужчине, похожем на меня. Да, тогда я был влюблён в себя настолько, что запечатлел своё имя на руке в виде татуировки.

Впрочем, рад, что не встретил тогда такого же, как и сам. Ибо был я в студенческие годы высоким, тощим и не вылезающим из казино. Благо, долги мои покрыл отец, дав мне в… долг.

Долг отцу я вернул, хотя и не так скоро. Но это уже другая история…

Наверное, у жены есть любовник. Или даже любовники. Впрочем, у кого их нет? Есть и у меня. Но это, опять же, другая история…

Геями не становятся. Геями рождаются. Становятся мужчинами, превращаясь из мальчиков в отцов. Мужчина несёт в себе жизнь. Женщина вынашивает в себе жизнь. Жизнь становится удивительной, когда в ней появляются дети. Жизнь не заканчивается до тех пор, пока есть те, кому продолжать род – те, кто помнит о законе продолжения рода.

Ну, а нарушать закон или нет – каждый решает сам.

Бытует мнение, что живя, таким образом, как живу я, гей ведёт двойную жизнь. Это не так. Потому что двойная жизнь – обуза. Я же принимаю жизнь, как данность, позволяя себе роскошь жить так, как хочется.

Женщина в моей жизни – это обитаемый остров, к которому однажды прибило моё судёнышко, со временем превратившееся в роскошный корабль, возвращающийся к острову вновь и вновь после долгих плаваний, радуя взыскательных островитян полными трюмами виданных и невиданных чудес.

* * *

P.S. Myrskyluodon Maija – песня из кинофильма «Майя с острова штормов», вышедшего на экраны в начале семидесятых годов. Фильм я не видел. Видел спектакль, рассказывающий о любви и о том, как выжить. Архипелаг Аландских островов, год 1800 – там происходили события, описываемые в фильме и спектакле.

* * *

Море бьётся об остров, свои отпечатки вбивая.
Волны точат без устали скалы в прибрежном тумане.
Оседают, сурово, шторма в светлом облике Майи
И, порывами, ветер, в глазах молчаливого Янни.

Здесь слова не нужны, их уносят солёные воды.
Островное наречье иное: угадать настроение мужа.
И уходит он в море, дождавшись спокойной погоды.
А жена смотрит в спину, как ветер попутный, к тому же.

Муж назавтра вернётся с уловом, дом – полная чаша.
Прокричит: «Не покинуть добыче сетей рыбаков!»
Но взглянув на жену, взор потупит тот час же.
Края платья коснувшись, привет передаст от штормов.

Островок, общий быт, общий кров, ночью длинной
Муж, по робкому взору жены, вдруг поймёт,
Как пугают, беднягу, шторма те, что в спину.
И, заботы о завтра отбросив, слезу вдруг смахнёт.

Здесь пусты все слова, островное наречье иное:
Когда утро настанет и в путь рыбака позовёт,
Он почувствует страсть или что-то такое родное,
Что во взгляде жены уходить от неё не даёт.

* * *

04 апреля 2013 20:37

Комментарии

V. M

Класно написано,по настоящему как-то, по доброму...

04 апреля 23:41

Авторизуйтесь, чтобы оставлять свои комментарии
Если у вас нет аккаунта на Намбе, тозаведите же его скорее!